На грядке с капустой есть головы получше

Бабуля моя была чрезвычайно высокомерной, (но ростика маленького). Выросшая в богатой семье владельца кожевенных фабрик, получившая хорошее домашнее воспитание, революцию не приняла, презирала всё и всех, в свои 40 лет села моей маме на шею и просидела всю жизнь, помыкая дочерью.
Не терьпя никого, развела маму и с моим отцом, и с отцом сводного брата.
..Мама, тихая и терпеливая, молча несла свой крест.Круглыми сутками пропадала в школе, вначале учитель, потом завуч и много лет директор.

Отца я не знала и о его родных, которые не приняли брак с мамой, знала только то, что он рассказывал ей. Мама отца, в честь кого меня назвали, высокая, суровая женщина, правила семьёй железной дланью. Тихий, мечтательный дедушка Филипп витал в облаках.
Я получилась гибрид-гремучая смесь. В детстве не расставалась с книгами и красками, в юности, получив в наставники молодого еврея, выпускника МИФИ, он преподавал у нас математику, ожила, занялась настольным теннисом, сочинения на вольную тему (мои), забирали в облоно. Мне прочили самые разнообразные профессии, но жизнь дала первого пинка и я враз стала кошкой, которая не поддаётся дрессуре, кусается и царапается и не терпит никакого давления.

Бабуля моё превращение приняла в штыки. Сыпались упрёки и обвинения Меня сравнивали бог знает с кем. Бормоча сквозь зубы по французски (как жаль, что бабуля не научила языку), бабуля ещё и скалку прихватывала для убедительности. Но, раскушав свободу и убедившись, что мне досталась феноменальная работоспособность матери и за меня двумя руками держаться на любой работе, я закусила удила и строила свою жизнь по правилам, придуманным самой.

Детство моё, постой!

Мне 14 лет. В пятницу бабуля накупала меня в общей бане, слушая восторженные ахи по поводу моих волос, а сегодня, в субботу, я стою на остановке. Толстые,льняные косы ниже пояса, нежно голубое, новенькое платье из лёгкой майи шуршит, мамина сумочка висит на руке, и новенькие туфельки сидят ловко на худеньких ножках.
Я счастлива. Меня впервые одну отпустили в Алма-Ату. Кассирша, видя моё нетерпение, подсаживает меня в автобус, куда местных не пускают, автобус дальнего рейса, из Чунджи. На первом сиденье сидит величавая апайка, снежно белый тюрбан, синяя бархатная безрукавка. От неё пахнет куртом, овечьим молоком и верблюдами. Я робко присаживаюсь рядом и говорю:
-Амансызба, апа.
Краем глаза вижу, как её лицо наливается кровью, резкий толчок сбрасывает меня с сиденья и я падаю.
-Шошка!,-шипит апайка. Я испуганно жмусь ближе к водителю, он вздыхает, достаёт раскладной стульчик и говорит:
-Не обижайся, дочка. Тёмный народ, что с них взять?

В городе я забываю обо всём, с автовокзала иду на Зелёный базар, корейцы торгуют своими острыми овощами, гречанки фаршированными баклажанами, лежат на прилавках виноград и яблоки лимонки, но я быстро шмыгаю к чебуречной. О, азиатская уличная еда-лагман, манты, шашлык и особенно чебуреки, мимо этого не пройти.
А потом пешком к ЦУМу, по проспекту Абая, и наконец цель путешествия парк культуры и отдыха, а там тайная любовь-настольный теннис. Игра платная, я смотрю, как цокает по столам шарик и умираю от желания поиграть.
-Эй, девочка, -зовёт меня молоденький кореец, ты играть умеешь? Иди, я заплатил за стол. Проиграешь, поцелую. Осмелев, я отвечаю:
-А ты проиграешь, мне шоколад Алёнка.
Вокруг все смеются, но недолго, потому что пацанчик вылетает с разгромным счётом. Пока он бежит в соседний павильон за шоколадкой, ко мне выстраивается очередь.
Сложив в мамину сумочку семь Алёнок, я, счастливая, отправляюсь гулять дальше-в зоопарк, потом просто погулять по аллеям, а на обратном пути думаю, как мне объяснить полную сумку шоколадок. Ведь мне дали всего три рубля на день.

Двадцать лет прошло

Однажды муж уехал в командировку. А был сентябрь, грибной месяц. Я маялась и злилась. Рядом с городом ходить было бесполезно, а без машины далеко не выберешься. А тут звонит Татьяна и зовёт:
-Эль, поехали под Игналину, там, на маленькой остановочке наши выходят, сразу в лес и полные корзины грибов привозят.
Collapse )

Без бумажки ты....

До отмены границ в турпоездке паспорт был всегда под рукой. В автобус заходили погранцы и проверяли документы. Однажды, миновав Польшу и Словакию, остановились у границы с Венгрией. Держа в одной руке паспорт, в другой детектив, зачиталась. Подняв голову, протянула погранцу пальцы, сложенные щепоткой. Он вытаращил глаза.

Я тоже изумилась. Вот же, только что держала паспорт. Муж, сидящий рядом, встал. Похоже, наяву представил, как меня выводят из автобуса и оставляют на границе, а я бегу следом за уезжающей группой и плАчу. Гидесса с перепугу заговорила по русски. Венгерский погранец стоял с каменным лицом. Моя сумка была выпотрошена прямо на сиденье, карманы обысканы, группа тихо гудела и бросили клич, собрать мне еды, чтоб не пропала.

С сиденья за нами протянулась рука, щёлкнула застёжка, кресла разъехались, между ними лежал мой паспорт.

Людские судьбы-2

Мы купили маме дачу и помогали обустроиться. Домик на даче был маленький, тепличка хилая, но я, ни разу ни дачница, решила, что газон у дома подходящее место для поваляться на солнышке. Оказалось всё не так просто.
Collapse )

Дача-2

Ну, полюбовались с Вадимом на столбики, ещё раз посмеялись над обманутыми строительными фирмами, а потом задумались. Где брать хорошего, качественного работника, который построит веранду,кирпичную, а по низу ещё и из камней выложит красивую кладку, с парой тройкой декоративных арок?
Collapse )

Дача

Однажды нам надоело, что на даче, на открытую веранду сыплется зимой снег и не только двор, но и веранду чистить надо. Муж на работе уселся плотненько и начертил всякие чертежи.Collapse )